Что происходит в украинской политике и экономике на самом деле?

Chto-proishodit-v-ukrainskoj-politike-i-jekonomike-na-samom-dele

На прошлой неделе валютный рынок Украины охватила настоящая истерия. Стало понятно: доверия от украинцев, начиная от финансистов и предпринимателей до простых обывателей, к политике нынешней власти ждать не приходится. А если быть более точным, то не к политике, а к фактически полному отсутствию таковой. Действительно, хоть сколько-нибудь внятных, системных, прозрачных и заслуживающих хоть какого доверия шагов так никто и не предпринял. В стране как не было, так и нет ни четких решений, ни тем более их реализации «проевропейской коалицией» «буквально на следующий день после выборов», как обещал президент Порошенко. А принимая во внимание до неприличия затянутый переговорный процесс, уже не дождется.

Формально срок формирования коалиции еще не нарушен, у новоиспеченных нардепов есть время до декабря — в первых числах должно состояться первое заседание новоизбранного парламента. Но при крайне отчаянной ситуации в стране, как на востоке, так и в экономике, нынешнее промедление оборачивается преступной бездеятельностью. Поэтому стабилизацией курса успокаивать себя не стоит, как и соблазном обвинить во всех бедах и выплеснуть весь накопившийся негатив на руководство НБУ. Поскольку угроза девальвации, которая становится все разрушительнее, актуальна как никогда.

По итогам прошлой недели можно сделать вывод, что всплеск девальвации, который наблюдался, после того как Нацбанк 5 ноября отпустил курс, закончен. Спрос оказался слишком слабым, когда цена доллара вышла к рекордно высокой отметке 17 грн.

Межбанковский рынок в третий раз за 2014 год зафиксировал откат котировок. Это характерно для спирали девальвационных процессов. Первый виток был, когда курс поднялся от 8,2 до 12,0 грн/долл. В июле произошел следующий рывок — с 11,7 до 14,8 грн/долл, после чего президент буквально приказал «заморозить» курс на отметке 12,95. Понятно было, что после выборов все «оттает» опять. Нацбанк, который только в течение октября расставшийся с 3,175 млрд резервных долларов, прекратил игры в «социальный курс», когда осознал, что еще пара-тройка месяцев подобных «побед» — и в стране не останется золотовалютных запасов.

И более всего огорчает то, что траты Нацбанка на предвыборную демонстрацию липовой стабильности курса оказались абсолютно бесполезными: отложенный таким путем спрос на валюту нанес очередной удар по рынку и посеял панику, ощущавшуюся в действиях НБУ. В результате разбазаривания резервов в октябре Нацбанк лишился возможности маневрировать, то есть посредством решительных интервенций, а не каких-то непонятных аукционов и увещеваний сдерживать курс и панику на рынке.

Такова расплата за попытку послушно реализовать президентские желания, что подтвердило главную, пожалуй, на сегодня проблему Центробанка — дефицит реальной независимости. Миссионерам из МВФ стоит обратить на данный факт особое внимание. Задача восстановления стабильности в Украине будет оставаться нерешаемой, пока решения в финансово-кредитной сфере будут приниматься по «телефонным звонкам» и кулуарным договоренностям.

Могут ли нынешние переговорщики-коалицианты опровергнуть информацию, которая постоянно муссируется в финансовых и других кругах, что должность главы Нацбанка оказалась в пакете должностей, которые перераспределяются в процессе торга за сферы влияния? Уволить Гонтареву, подвергнув жесткой критике и переведя на нее вектор общественного недовольства, — привычный ход для опытнейших кулуарных манипуляторов, в числе которых, несомненно, и премьер, и президент. Но из этого следует, что новый глава Нацбанка окажется фигурой, абсолютно зависимой и послушной «политическому куратору» со всеми вытекающими последствиями. Тогда как в Вашингтоне дали понять, что миссия МВФ пересмотрит программу только после того, как будет известен новый состав правительства. Следовательно, откладывается выделение 4 млрд долл. помощи, столь необходимой, в частности, для временной, но все же реальной стабилизации курсовой ситуации…

Любая волна девальвации имеет практически один и тот же сценарий. Сначала резкий обвал, затем, когда становится понятно, что по такому высокому курсу валюту покупать не будут, рынок начинает стабилизироваться. Далее происходит некоторый откат котировок, и девальвация переходит в «замороженное» состояние.

Передышка, объявленная на сегодня, не означает, что девальвацию удалось остановить. Ведь фундаментальные проблемы, которые и подкашивают гривну, не решены. Мир не достигнут, порядок расчетов с теми предприятиями, которые находятся на востоке Украины, не определен, по-прежнему крайне высок дефицит бюджета, к финансовым властям уровень доверия неуклонно снижается (и особо высоким никогда не был). Однако, невзирая на все просчеты в работе НБУ, нельзя всю ответственность за то, что происходит, возлагать только на это ведомство, поскольку ее несут все, кто занимает высокие кабинеты в треугольнике Банковая—Грушевского—Институтская.

НБУ в нынешней ситуации следовало бы отказаться от политики курса, который может падать как и когда угодно. На время кризиса валютный режим должен стать управляемым. Это означает, что Минэкономики, Минфина и Нацбанка, то есть ведомства, подписавшие Меморандум с МВФ, должны согласовать свои позиции и составить вместе с премьером и как представителем Администрации президента группу финансового реагирования, просчитать валютные потоки на период, пока не будет получен от МВФ следующий транш и разработать меры для стимулирования экспорта и ограничения ввоза товаров и услуг.

Если попытаться провести какие-то исторические параллели говоря о девальвации, то нынешнюю ситуацию логичнее всего сравнивать не с кризисом 2008 г., как делают многие, и даже не с событиями 2004 г., когда состоялся первый Майдан. Учитывая состояние валютных резервов, малопредсказуемость госполитики, нескончаемую пропасть дефицита бюджета и высокие запросы на популизм, ситуация более всего сравнима с тем, что происходило в 1998 г. Курс гривны снизился тогда до 5,4 грн/долл. Тогда, как и теперь, девальвация проходила в несколько этапов-«волн», и курс окончательно стабилизировался только по завершении выборов президента осенью 1999 г.

Сегодня глубина девальвации имеет тот же характер, что и в конце 90-х годов, поэтому необходимо быть готовым к тому, что в результате нынешнего кризиса гривна может обесцениться даже не в два, а как минимум в три раза.

Потери от 100%-ной девальвации, которая уже стала реальностью, подсчитывают практически все украинские граждане. И имеющие сбережения, и потерявшие уже все свои скудные запасы страдают запущенного маховика инфляции, поскольку потеря покупательной способности сократилась в разы, и этот процесс продолжается, а доходы, и без того мизерные, постепенно превращаются в ничто. Активы имеют только разве что крупные спекулянты да банковские, ларечные и уличные менялы, которые, словно призраки, «воскресли» из далеких перестроечных годов.

Некоторые финансисты высказывают странную на первый взгляд идею, что девальвация гривны, которая происходит сегодня, может быть заранее спланированной и координироваться властью. При этом проводятся аналогии с ситуацией в России в 1998 г., когда рубль претерпел сокрушительную девальвацию и к началу 1999 г. курс составлял 21 рубль за доллар вместо шести. Кириенко пришел на пост премьера, казалось, только для того, чтобы объявить дефолт. Отдельные персонажи выгодно этим воспользовались, и структура собственности в РФ кардинально изменилась. Аналогичный сценарий может повториться в Украине, поэтому нужно понять, кому это может быть выгодно, причем не только в стране, но и за ее пределами.

И в самом деле, если власть (сознательно или нет) потеряет контроль над процессом девальвации, то дальнейшие витки могут привести к тяжелейшей структурной ломке экономики, массовому разорению не только мелкого и среднего, но и значительной части бизнеса, который еще считается сегодня крупным (как минимум хотя бы официальной части). О том, что многократно обнищают и без того малоимущие слои населения, и говорить не приходится.

При реализации таких сценариев в Украине на выигрыш могут рассчитывать только единицы, а именно, те, у кого останется доступ к свободным, то бишь государственным, заемным и спрятанным «на черный день» в оффшорах ресурсам. Но таких персонажей сегодня можно пересчитать на пальцах одной руки, причем исключительно в том случае, если они сохранят власть (либо влияние на власть). При этом возрастает вероятность потери суверенитета в пользу внешних сил, которые располагают значительно большими ресурсными возможностями. Вопрос только в том, кто окажется расторопнее и изобретательнее и у кого будет более адекватный, так сказать, интерес. Сегодня многое необходимо реанимировать, а следовательно, ценности не представляет вообще никакой или же она будет очень и очень условной. Но все же Украина имеет безусловно ценный во все времена стратегический ресурс — землю. При обесценивании украинских активов, которое наблюдается сегодня, скупка земли гарантированно принесет прибыль.

Все эти предположения выглядели бы не более как попытка что-то как-то набросать, даже не спрогнозировать, если бы не наличие одного весьма любопытного обстоятельства. Первый же проект коалиционного соглашения, который опубликовал президент Петр Порошенко, содержит пункт о том, чтобы внедрить в Украине в кратчайший срок рынок земли. Конечно, инициатива в целом весьма здравая, и она способна была бы обернуться во благо и стать для украинской экономики этакой палочкой-выручалочкой. Но для этого необходимо, чтобы были реализованы многие жизненно важные условия, такие как прозрачность, цивилизованность, социальная справедливость реализуемых подходов. Ну и, конечно, предварительная стабилизация и соответствующая по уровню конъюнктура — более адекватная, нежели безнадежная и потеря платежеспособности экономических агентов.

Стоит обратить внимание и на то обстоятельство, что подобного пункта и в помине не было ни в одной программе ни одной политической силы, прошедшей в Верховную Раду. Факт в целом знаковый — и впрямь, зачем нужен такой обман избирателей, если кому-то именно нынешняя конъюнктура видится очень и очень благоприятной, если выгода как раз и состоит в упавших до, наверное, уже крайней отметки украинских активах и разорении большинства внутренних потенциальных покупателей.

Получается, что в геополитической борьбе за контроль над энергоресурсами и над рынками реализации этих ресурсов разменной монетой стала не только территориальная целостность Украины, но и жизни ее граждан. На кону теперь последний стратегический ресурс страны — земельный. Потенциальными жертвами этой экономической войны станут десятки миллионов украинцев. Не пора ли политсилам, которые формируют коалицию, осознать всю меру своей ответственности?

Короткий URL: https://izbir.com.ua/?p=35623

Добавил: Дата: Ноя 19 2014. Рубрика: Аналитика. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Все комментарии и пинги в настоящее время запрещены.

Комментарии недоступны

Другие ссылки

    Поиск по архиву

    Поиск по дате
    Поиск по рубрикам
    Поиск с Google